Увидеть Селигер… и заболеть

…Неторопливо стучат колеса пригородного поезда «Великие Луки — Бологое» (то самое, которое «где-то между Ленинградом и Москвой»). Еловый лес чередуется с таким же дремучим и малохоженым сосняком. Неизменными остаются лишь повсюду сопровождающие поезд подгнившие деревянные столбы, то и дело увенчанные «бородами» оборванных проводов. Уже здесь, всего за несколько сот километров от белорусской границы, ощущается необъятность России. Здания железнодорожных станций, за исключением тех, что в городах, как близнецы-братья удивительно похожи друг на друга своим «дизайном» и заброшенностью, напоминая почтовые станции, на которых в позапрошлом веке путешественники сменяли лошадей. Все города почему-то неизменно заканчиваются автомобильной свалкой — этаким «кладбищем погибших машин». Позади остаются Торопец — как будто кто-то разбросал горсть домишек на поляне среди таежного леса, — Верхневолжские озера — даже в начале своего пути великая река выглядит весьма внушительно и величественно. Мой же конечный пункт назначения — город Осташков, «столица» Селигерского края.

Озеро Селигер я, можно сказать, почти случайно нашел на странице 36-37 «Атласа автомобильных дорог России», когда выбирал маршрут для очередной рыболовнотуристической вылазки в ближнее зарубежье. «Селигер, Селигер… Что-то весьма знакомое», — напрягая извилины, попытался вспомнить какую-либо информацию об этом водоеме. Так что же я знал о Селигере? Только то, что там ловят угря. А еще, что один из авторов альманаха «Рыболов-спортсмен» настойчиво приглашал туда «в гости». Итак, подъезжаем к Осташкову.

Районный центр Тверской области с населением «около 30 тысяч со всеми пригородами», как проинформировали местные жители, очень похож на провинциальный приморский город. То тут, то там разбросаны лодки, катера, баркасы, как по берегу и во дворах, так и на воде. Осташков расположен на полуострове в южной части озера Селигер. Особенно посещаемо восточное побережье. Леща здесь ловят прямо с набережной. «Эх, жаль, подсачник не взял, а то ведь килограмма на три лещара был», — прокомментировал свое взволнованное поутру состояние один из завсегдатаев городской набережной. Без подсачка здесь действительно не обойтись, и более продуманные рыболовы с успехом орудуют примитивной палкой, увенчанной видавшей виды сеткой. Клюет даже на речном вокзале. Представьте себе десяток стоявших на причале катеров, которые то и дело отправляются бороздить просторы озера, а вокруг них — рыболовов, как ни в чем не бывало таскающих подлещиков. Основная селигерская добыча рыболовов-поплавочников — подлещики-лещи, иногда попадается и более заурядная рыба — плотва и уклейка. Как в Осташкове, так и в других районах Селигера рыболовы не утруждают себя экспериментами с насадкой. Ловят преимущественно на белый хлеб и червя. Последнего раздобыть не так уж и легко, так как в земле он почему-то отсутствует, поэтому кто-то его сам разводит, кто-то, в основном из приезжих, покупает. Проезжая по трассе мимо одного из небольших поселков, разбросанных недалеко от озера, обязательно увидишь несколько табличек-указателей с многозначительной надписью «ЧЕРВИ». Здесь же предоставляется информация о наличии в продаже рыбы.

Рыбой торгуют повсюду и довольно открыто — то тут, то там вас «подстерегают» придорожные точки с копченой рыбой, где весь товар (преимущественно угорь) на виду. Причем цены — запредельные. Лично я думал, что копченой угрятины на Селигере можно отведать гораздо дешевле. Наивный. Ведь если есть спрос — кто станет сбавлять цену? Рынок диктует свои условия.

Кстати, о рынке. Базар в Осташкове также в значительной степени рыбный. Кроме вышеупомянутой «копчятины», здесь вы найдете и большинство свежих представителей рыбьего «населения» Селигера. Хотя свежих — это сильно сказано. Выбор рыбы такой огромный, что оставаться свежей она не может, как бы этого ни хотели продавцы. Ассортимент рыночной рыбы несметно велик. Тут есть все: от плотвиц и густерок до сомов и гигантских лещей. Особенно много одноразмерных (200-300 г) судачков и щурят.

Казалось бы, если столько рыбы вылавливают, то запасы ее однозначно должны уменьшаться. Но нет — как утверждают старожилы и бывалые селигерские рыболовы, рыбы в озере меньше не становится. Если учесть, что ловят ее, в основном, неразрешенными снастями, то факт удивительной пластичности природы налицо. Не могут подорвать рыбные запасы Селигера ни сетюшники, ни варвары с электроудочками (хватает их и здесь), ни подводные охотники, для которых здесь просто «эльдорадо». Одна из причин хорошего воспроизводства рыбы, на мой взгляд, — своеобразная форма озера, расположенного на Валдайской возвышенности — в центре Русской равнины. Все оно состоит из многочисленных обособленных плесов-заливов, соединенных протоками и являющихся хорошими нерестилищами. Понятия длины и ширины озера весьма относительны, и такие цифры в энциклопедической литературе чаще всего не фигурируют. Статистики ради скажу, что расстояние между крайней северной и южной точкой Селигера примерно равно 60 км, западной и восточной — 35 км. Площадь озера около 270 кв. км, наибольшая глубина — 24 м. Если посмотреть на карту, то озеро похоже на хорошенько размазанную кляксу. Новичку разобраться в хитросплетении плесов и островов очень нелегко. Хорошо, что у всех у них есть названия — Селижаровский, Сосницкий, Полновский плесы, острова Хачин, Кличен, Городомля и т. д. Уникальность многих островов в том, что на них есть свои внутренние озера! По моим скромным подсчетам, количество селигерских озер (без Верхневолжских) исчисляется четырьмя десятками. Но главное, конечно, это Селигер — «озеро-родитель».

С автостанции Осташкова можно добраться в любую точку Селигера. Одно «но» — автобусы ходят раз-два в день. Теоретически практичнее было бы приезжать личным транспортом, но большинство туристов, рыболовов и просто отдыхающих поступают по-другому. А потом дружно штурмуют пригородные «ЛАЗы» и «Икарусы». Основной контингент отдыхающих — москвичи, питерцы и жители Твери. Едут много: семьями, в одиночку, за рыбой, за грибами, просто отдохнуть. Однажды побывав на Селигере, заражаешься местной болезнью, называемой «селигерским синдромом».

Мое знакомство с Селигером началось с Березовского плеса—западной окраины озера. Примечательно, что отсюда всего километров пятнадцать до истока Волги — уникального природного объекта, памятника природы. Главная река России берет свое начало у юго-западной околицы деревни, название которой говорит само за себя — Волговерховье. Здесь, в низинном маленьком болотце, бьют из земли несколько родников, один из которых, обнесенный бетонным кольцом, и считается истоком Волги.

Но вернемся на Березовский плес озера Селигер. Первое, что удивило, — это непристегнутые лодки, в большинстве своем дюралевые «Казанки». Кое-где замки висят, но это чисто так, для вида — своей прямой функции запирать лодку они не выполняют. Иногда даже весла рядом лежат. Понятно, почему на все озеро всего несколько лодочных станций (на карте вообще обозначена только одна) — особой надобности в них просто нет, так как лодку без проблем можно взять у местных. В том числе и моторную.

Как и везде по Селигеру, на Березовском плесе в поплавочных уловах преобладал подлещик, а на спиннинг брал окунь. Вроде ничего удивительного, но поплавать и порыбачить среди распустившихся лилий знаменитого озера все равно было приятно. Еще более романтической оказалась рыбалка на острове Столбный. Расположен он ближе к середине Селигера, но примечателен вовсе не этим, а тем, что здесь расположен монастырь Нилово-Столбенская пустынь, основанный еще в 1594 г. Назван монастырь в честь монаха Нила, который поселился на безлюдном острове в 1528 г., дав обет столпничества — не ложиться и не садиться до конца своих дней. 27 лет продолжался самоотверженный подвиг старца…

С точки зрения рыбалки (не сочтите за богохульство и кощунство), остров и прилегающие к нему окрестности у деревни Светлица хороши тем, что имеют высокие сухие берега, вплотную подступающие к озеру. Во многих других местах подходы к воде Селигера заболоченные, и без лодки никак не обойтись. Здесь же вполне можно рыбачить и с берега. Дальний заброс не требуется — рыба совершенно не пугливая (в т. ч. привыкшая к колокольному бою). Удивила неприхотливость рыбы в плане насадки — лещи берут на самый обыкновенный кусочек скатанного пальцами батона. Лучше всего клевало ближе к тростнику. Здесь с успехом ловят на червей и белый хлеб (тесто) подлещика, густеру, плотву, красноперку. Попадается окунь, но случайно. Полосатика лучше ловить на спиннинг. Летом вся хищная рыба тяготеет к укрытиям из водных растений — камыша и тростника. Часто бывает, как в пословице — «видит око, да зуб неймет». Потому требуется выработка навыков по посыланию приманки вплотную к траве. Если это удается, то хищник теряет бдительность и делает бросок по направлению к блесне, иногда только-только приводнившейся. Тут уж мешкать не нужно — поскорее выводите рыбу подальше от спасительных зарослей.

Много на Селигере судака. Как и щука, он может достигать гигантских размеров, и, что примечательно, трофейные особи попадаются не так уж и редко. Где искать клыкастых со спиннингом, следует проконсультироваться с местными рыболовами. Они же подскажут, как и где ловить угря — «изюминку» Селигера, которая отлично прижилась в озере. Более-менее достоверную информацию о нерестовых миграциях угря получить не удалось. Учитывая тот факт, что этой рыбы в озере очень даже немало, можно предположить, что ее популяция обновляется за счет путешествия из нерестилищ в Саргассовом море. Но только каким образом? В Селигер впадает лишь десяток речушек длиной километров по десять и одна мало-мальски приличная вытекает — Селижаровка, несущая свои воды в Волгу.

В любом случае угря ловят. И много. Все, что удалось узнать — ночью на донки, хотя сам я не ловил. Довольствовался лишь традиционной рыбой на спиннинг и поплавок. Ночью же предпочитал отдыхать под куполом храма монастыря Нилово-Столбенской пустыни или на берегу гостеприимного озера.

Напоследок удалось побывать на Оковецком святом ключе — минеральном источнике, расположенном в окрестностях села Оковцы соседнего с Осташковским района — Селижаровского. Считается, что источник, первое упоминание о котором содержится в летописи «Известии о побеге опальных князей Михаила Глинского и Турунтая Пронского», обладает чудодейственной, исцеляющей силой. Вода в ключе особенная — круглый год ее температура не поднимается выше 4 градусов. Трижды окунувшись в нее, чувствуешь себя как заново родившимся.

Святая вода Оковецкого ключа течет в реку Пырошу, которая, в свою очередь, впадает в Волгу, протекающую километрах в пятнадцати отсюда. Пыроша запомнилась крупными ельцами. Стоят они у самого берега под кустами или нависшим над водой дерном. Во всех остальных местах нет отбоя от пескарей и гольянов.

…И вот уже позади остались два моста через Селигер, величественный вид Осташковского плеса, волжские озера Пено и Волга. Жаль, что на самой Матушке порыбачить не удалось. Но зато будет повод вернуться в Селигерский край снова. Испытать прелести ночной охоты за угрем, «покормить» резиновыми рыбками матерых судаков. Ага, вот и знаменитый селигерский синдром. Видимо, и я им заболел.

chekans

 

Фото группы Seliger Fishing (odnoklassniki.ru)

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Выгодное предложение

магазины для рыбалки Яндекс.Метрика